Популярные размышления об инверсии

Банан или вкус во времени.

 

Ты берешь банан и начинаешь его подносить ко рту. Обычно, если ты его однажды ел, то уже ожидаешь какой у него вкус, так как уже есть модель его вкуса в мозге.

Зрительная система сильно влияет на все чувства, на все модели. Дополняет их, уточняет.

 Поэтому, когда в поле зрения банан ведет себя неожиданно, то ты точно не определишь, когда он коснется твоих рецепторов на языке. Согласование уже существующей его модели в мозге, реальное уточняющее и дополняющее воздействие не определено во времени. Ощущаю некие новые особенности вкуса. Более неожиданные

 

Когнитивная инверсия.

Все мы в детстве учили стихотворения, тренируя соответствующие когнитивные навыки и полезную функцию памяти.

Одно из важных условий эффективной памяти -  пользоваться ей. То есть, чтобы лучше запомнить что-то воспринимаемое, хорошо бы это как-то получше встроить к себе в голову, то есть, установить связи между параметрами вновь предъявленного и параметрами существующих моделей. Как можно меньше противоречий и больше повторений для дополнительных связей.

При инверсии поля зрения получаю новую систему пространственных координат, относительно которой мне необходимо выработать ответную реакцию, адекватную текущему воздействию.

 Из этой системы координат, на установку связей, например, между воспринимаемыми физическими объектами, в первый период адаптации должно затрачиваться больше времени. То есть, в начале, растёт число итераций при построении удовлетворительной модели схемы тела относительно объектов, с которыми происходит взаимодействие. 

Это, вероятно, ведёт к усиленной нагрузке на отделы мозга, которые занимаются построением данной модели. Тогда, вероятно, с улучшением прогноза нахождения воспринимаемых объектов в пространстве будет снижаться первоначально повышенная нагрузка. Будет ли усиленное энергопотребление целевых отделов мозга в начале адаптации? Ведь образовываются новые связи. Достаточна ли нагрузка, чтобы соответствующая активность могла быть обнаружена?

Вероятно, это процесс может приводить к росту скорости и качества запоминания воспринимаемых воздействий, аналогично активирующих соответствующие области мозга.

Дестабилизация схемы тела с тем, чтобы нагрузить мозг для нахождения решения встраивания нового поля зрения в существующую схему?


Видимый мир при инверсии.

Визуальные данные поступают как обычно, однако из них с большим трудом формируется смысловое содержание, адекватное для ответного взаимодействия.

Если объекты в перевернутом виде встречаются часто в повседневной жизни, то для ответного действия подгружается шаблон, согласно которому попавший в поле зрения объект ощущается в пространстве относительно обычной системы координат, в которой находятся остальные органы чувств с неизмененной гравитационной осью.

То есть формируется ответное действие на ситуацию обычным образом, но опираясь на поле зрения, которое информирует, что объекты в определенном новом месте.   Пытаясь действовать по этому шаблону, обнаруживаешь, что объекты находятся в другом месте и расположены не только противоположно относительно вертикали или горизонтали, но и система координат постоянно перемещается на двойной угол от ожидаемого положения при попытке её корректировки.

Казус становится содержанием сознания. Модель сознания, вероятно, снижает количество итераций при реконструкции взаимосвязи анализаторов. То есть, связать то, что ощущаешь с новым полем зрения, чтобы получить новое визуальное поле восприятия.

Однако, первым делом, вестибуло-окулярные рефлексы должны выработаться для новых оптических условий.

То есть, через две недели, обычно, получается потерять основные различия между старой концепцией визуального восприятия и новой концепцией. Однако не все так очевидно.

Когда в детстве человек прикасается или как-то иначе исследует пространство, то он учится именно видеть, то есть, моделировать комплексное визуальное и проприоцептивное целое для эффективной ориентации и снижения неопределенности.

То есть видимый мир – это модель, построенная всем телом сообща. И итераций построения, вероятно, требуется меньше, если все сенсорные системы работают удовлетворительно.

То есть, гипотетически, выходит, если не было бы такой обратной связи, то, вероятно, у человека не получилось бы научиться видеть так, как мы обычно видим. То, что мы ощущаем органами чувств моделируется в некую единую модель видения.


Смысл настоящего момента при инверсии.

Сравнение потоков данных от всех органов чувств формируется в восприятие модели момента настоящего во времени.

Для каждого типа сенсорного сигнала требуется разное время на обработку. Чем обеспечивается синхронизация в воспринимаемую одномоментно целостную картинку? Не тавтологично ли это?

Воспринимаемая одномоментно картинка – это не абсолютное настоящее во всех деталях. Это лишь упрощённая и достаточная для ориентации модель настоящего. Если нужно воспринимать более точную, чем нужно, модель реальности, которая воздействует на сенсоры непосредственно, то мы можем воспринимать только прошлое. Например, можно записать информацию, а потом потратить дополнительное время на её изучение.  Так и бывает, когда комплекс стимулов совершенно новый или неожиданный. Мы их воспринимаем как целостные образы, но когда они становятся содержанием сознания, то они уже в прошлом. На обработку и соотнесение с существующими моделями требуется время. Ориентация в пространстве растягивается во времени. Больше элементов становится содержанием сознания. И этот процесс, вероятно, происходит с постоянным уменьшением количества деталей, становящихся содержанием сознания?

0,3-0,5 секунды проходит от момента регистрации нового стимула, до формирования сознательного образа. Ответная реакция на него может произойти адекватно с определенной долей случайности.

Поэтому, когда нового чрезвычайно много, то действуя, условно говоря, в некоторой степени в модели реальности из прошлого до момента пока новое перестанет быть новым. 

Незнакомый мир настоящего в инвертоскопе.

Воспринимаемая реальность основывается на потоках данных всех чувств. На воспринимаемых контрастах.

Но если внести искажения или совсем убрать потоки данных, то реальность не исчезает, а становится малознакомой.

То есть, инверсия, реверсия или другое искажение зрительного мира делает реальность незнакомой. И когда вы приспосабливаетесь к ней, то можете воспринимать модель либо настоящего, либо очень близкого настоящего.

Ещё одна особенность инверсии отсюда.

В обычном состоянии у нас библиотека полна образов. И мозг при построении модели настоящего, если нет экстремальной новизны происходящего, опирается преимущественно на эту библиотеку. Факт, что сигналов, получаемых с помощью глаз, в шесть раз меньше используется при построении модели настоящего взрослого человека, чем сигналов из его внутренней библиотеки образов.

Очевидный пример, демонстрирующий правдоподобность этой мысли, восприятие вогнутых лиц здоровым человеком, которое до сих пор никто на себе не испытал.

Работает это так. Зрительная кора посылает ожидаемые сигналы таламусу, а в таламусе происходит сравнение с тем, что приходит из глаз. Общая модель усваивается и производится или не производится ответная реакция. В любом случае модель постоянно обновляется, особенно это очевидно, когда разница в сигналах заметна сильно. Вот с помощью инверсии можно сделать очень заметную разницу в сигналах.

 Через некоторое время инверсии поля зрения, когда мозг проинформирован, что адекватного взаимодействия в пространстве не получается, начинает переключаться на интенсивный анализ внешних сенсорных сигналов для приведения их в соответствие. При таком режиме, вероятно, тратится ощутимо больше энергии или расход как-то перераспределяется?


Стабильность мира и настоящий момент.

О стабильности картинки, или, так называемой константности восприятия формы, размера и т.д. тоже можно поразмышлять, используя инвертоскоп.

Стабильность изображения, которое мы осознаем обеспечивается не только системой глазодвигательных мышц, но и тем, что с глаз используется сигналы только для уточнения и достраивания уже имеющейся модели визуальной реальности у нас в голове. То есть, картинка остаётся стабильной именно потому, что сигналы, которые воспринялись криво или не имеют близкого соответствия с нашей библиотекой могут вообще не анализироваться, и не принимать участия в построении видимой реальности.

То есть, модель настоящего в динамике обычно ещё более прогностическая, то есть находится в будущем, чем при статичном созерцании реальности. Однако всё может поменяться, если добавить экстремальной новизны.

И инвертоскоп добавляет её вместе быстрым карусельным смещением поля зрения. Это сначала воспринимается с трудом, и в процессе адаптации всё стабилизируется и приближается к обычному игнорированию сознанием настоящего момента не важных деталей. То есть, содержанием сознания не становятся стабильные и прогнозируемые элементы пространства.

После такой адаптации, как писал в своей монографии Хьюберт Долизал, многие помехи или искажения уже не смогут вам помещать полноценно ориентироваться в мире или будут оказывать лишь непродолжительное воздействие, после чего система намного быстрей приспособится, чем не тренированная.

Ещё одна особенность построения модели настоящего связана с неполнотой осознаваемого зрительного образа. Если детали зрительной сцены не важны для ориентировки мозга в ситуации или они не новые, а также, не имеют значения для эффективности прогнозирования своих действий и оценок, то мозг предпочтёт сэкономить ресурсы. Он не станет использовать эти детали для построения модели настоящего вовсе.

То есть это наводит снова на тот же вывод, что мы воспринимаем очень малую часть новой информации и опираемся преимущественно на свою библиотеку.

Инверсия поля зрения позволяет, за счёт экстремальной новизны и значимости для ориентировки в пространстве, заставить мозг видеть много новых деталей зрительной сцены. Фильтры пропускают детали для ускорения решения задачи.

Прогностическая функция мозга нагружается сверх обычного состояния, что, вероятно, позволяет её дополнительно натренировать?

Поэтому инвертоскоп позволяет увидеть много ранее незамеченного?  По крайней мере по отзывам почти всех пользователей...


Прокрастинация идеалиста и молодость.

В инвертоскопе, за счёт экстремальной новизны происходящего и запоминания большего количества деталей для необходимости выстраивать усложненный прогноз будущего, происходит легкое ощущение замедления времени.  Это можно проверить с помощью теста индивидуальной минуты. У исследователей, например, у Дэвида Иглмэна, есть предположение, что такие ощущения могут получаться за счёт разгона работы миндалины, ограничивающей при обычном восприятии поток новых данных и деталей пространства.

Возможно, происходит стимуляция разрыва неактуальных связей в нейронах и упрочнении актуальных, что ведет в последствии к экономии энергии?

Или, наоборот, за счёт роста связей, самое актуальное получает усиленное питание и сигнал проходит легче. Перераспределяется вес нейронов.

Прокрастинация перфекциониста (не путать с обычной ленью) – процесс разрушения неактуальных связей или роста новых с целью упрочнить актуальные связи, добавив новые элементы?

Возможно, инверсия поля зрения ускоряет процесс разрушения и высвобождает ресурс на упрочнение актуальных связей и, как следствие, на выполнение приоритетной деятельности или процесс построения новый связей выводит в приоритет то, что было трудно отделимо в фоновом шуме? Может это похоже на дефрагментацию жёсткого диска компьютера?

Во всяком случае, инверсия и другие искажения зрительного поля, звука и т.д. вынуждают вырабатывать новые модели, новые навыки взаимодействия с окружающей реальностью, что способствует постоянной повышенной активации мозга и, вероятно, профилактике дегенеративных изменений за счёт роста количества связей между нейронами.

    Когнитивный резерв растёт?

 

Движение и сознание, метод Фенделькрайза.

Человек осознанно не контролирует большинство своих движений. А при инверсии поля зрения ему приходится делать свои движения содержанием сознания.

     Инвертоскоп частично забирает способность автоматически управлять своими движениями. Эти движения в норме не осознаются. Есть заболевания, при которых человек теряет полностью способность автоматически управлять своими движениями. Чтобы частично понять, что они испытывают, нужно одеть инвертоскоп.

Способность тела управлять собой поразительна, и ты не испытаешь этого в полной мере, пока не потеряешь её или, как минимум, не оденешь инвертоскоп!

Все двигательные навыки, которые мы приобрели с детства становятся скрыты от нас, когда доводятся до автоматизма. Вы можете вновь испытать, что значит научиться двигаться координированно. Навыки больше не прописаны в мозг. Их вновь нужно прописать или скорректировать гравитационную координату в их составе. Модель обновить.

Инвертоскоп – это тренировка способности переводить базовые навыки в бессознательное.

Даже тонкий выбор иной раз переводится в бессознательный навык. Вы можете его не осознавать. Например, расширенные зрачки женщин, указывающие на её возбуждение, вы можете не заметить, а вот счесть её симпатичной и попытаться познакомиться поближе может возникнуть желание.

В инвертоскопе даже тонкие детали не ускользают от меня. При необходимости, можно и вспомнить этот опыт, а затем применить к текущей ситуации.

Тренировка происходит аналогично так называемому потоковому состоянию. Новизна зашкаливает. Переход происходит быстро в новой обстановке.

Все побочные мысли и далекие прогнозы оставляют тебя, и твоя задача здесь и сейчас, и ты стремишься непроизвольно к этому моменту во время инверсии поля зрения.

Осознанность, повышенная.

Столкнувшись с каким-либо нарушением работы мозга или искажением сенсорных ощущений у здорового человека, мы понимаем, как тонко и сложно устроено восприятие и сколько всего не попадает в фокус сознания. 

Инверсия, реверсия и другие подобные трансформации восприятия наилучшим и захватывающим образом демонстрируют нам как работает наш мозг именно с помощью попадания в фокус внимания многих скрытых процессов.

Адаптация к инверсии поля зрения, словно погружает вас в мир кинестетической и кинетической апраксии.  При том, что после того, как установил в зрительном поле объекты, с которыми желаешь взаимодействовать и вроде построил в голове план своих движений, реализовать их с обычной скоростью не получается, траектории движения частей тела нарушаются.

Инвертоскоп позволяет ярко испытать ощущение того, что видимый человеком мир сильно отличается от изображения, которое формируется на сетчатке. Видимый мир почти полностью формируется в мозге, а информация от глаз может только корректировать его у взрослого человека. После моторной адаптации к инверсии поля зрения — это ощущение утрачивается и идеомоторные акты вновь не испытывают преград к адекватной реализации.  Все движения становятся плавными. Однако когнитивная адаптация, основанная на более тонких механизмах перцепции требует намного большего времени.